Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чужое, но обо мне (список заголовков)
18:23 

Хвилищевский ел клюкву, стараясь не морщиться. Он ждал, что все скажут: «Какая сила характера!» Но никто не сказал ничего. (c)
Мне нестерпимо хочется есть, пить, спать и разговаривать о литературе, т. е. ничего не делать и в то же время чувствовать себя порядочным человеком.

А.П. Чехов. Из письма А.С. Суворину

@темы: чужое, но обо мне, просто так

12:36 

Хвилищевский ел клюкву, стараясь не морщиться. Он ждал, что все скажут: «Какая сила характера!» Но никто не сказал ничего. (c)
Полжизни прожил в каком-то несуществующем мире, среди людей, никогда не бывших, выдуманных, волнуясь их судьбами, их радостями и печалями, как своими собственными, до могилы связав себя с Авраамом и Исааком, с пелазгами и этрусками, с Сократом и Юлием Цезарем, Гамлетом и Данте, Гретхен и Чацким, Собакевичем и Офелией, Печориным и Наташей Ростовой! И как теперь разобраться среди действительных и вымышленных спутников моего земного существования? Как разделить их, как определить степени их влияния на меня? (c) И.Бунин

@темы: чужое, но обо мне

12:56 

Хвилищевский ел клюкву, стараясь не морщиться. Он ждал, что все скажут: «Какая сила характера!» Но никто не сказал ничего. (c)
Виктория Райхер

Я хочу, чтоб меня взяли на руки и качали
тёплыми и уверенными руками.
Когда меня еще не было, в самом начале,
так и было.
Время неслось прыжками,
швырялось плюшками и жареными пирожками,
мама замуж четырежды выходила,
и всё удачно. Первый муж её был хорошим,
много смеялся, презирал сомненья любого рода,
любовался мамой, носил рубашки в горошек
и погиб на войне, не помню, какого года.
От него осталась пачка коричневых фотографий,
он успел построить домик с перилами из металла,
отделать ванную комнату белым кафелем
и зачать меня. Я его уже не застала.

Мама очень страдала, носила траур,
пела печальные песни, курила “Ноблес”,
рассыпала окурки (я ими потом играла)
и при всех говорила, что умереть – не доблесть,
а доблесть – жить, потому что это опасней.
Второй её муж работал в библиотеке.
Он мог часами со мной говорить о счастье
и о том, что родиться нужно было в десятом веке
в Японии. Он понимал в проблемах,
раскраивал шёлк, стачал мне десяток платьев,
научил меня, что лемма – это обратная теорема,
а потом ушёл, в дверях некрасиво пятясь
от мамы, в который раз потерявшей терпение.
Мама была темпераментна, как торнадо.
Второй её муж устал от температуры кипения
и ушёл туда, где прохладно.

Я хочу, чтоб меня взяли на руки, и качели
звонко скрипели, и были бы с милю ростом.
Мама ждала себе принца, а дни недели
летели. В третий раз я была подростком
с плохим характером. И принца не возлюбила.
Ни рук его с крупными пальцами, ни сигарет.
Я его чашки с кошками вечно била
и на любой вопрос отвечала “нет,
спасибо, не надо”. Он был высоким и сильным.
Позвал меня как-то в кино на двенадцать двадцать,
и там я услышала, как он смеётся на фильме
для школьного возраста. И согласилась остаться
(а хотела сбежать из дома и стать пиратом).
Мы жили дружно, мама варила обеды,
и я приставала к ней “мама, роди мне брата!”,
а она отмахивалась – мало мне вас, дармоедов.

С третьим мужем она прожила недолго,
потому что влюбилась в четвертого. Как в романах.
А он оказался бездельником высшего сорта
и в поисках денег рылся в моих карманах.
Потом напился, потом отказался бриться,
потом сказал как-то маме “да наплевать мне”,
и она его выгнала. После чего жениться
он сумел ещё дважды. А мама сказала “хватит”.
Никаких больше свадеб, никаких доказательств
любви и верности. Никаких неразрывных оков.
И завела себе просто любовника, без обязательств.
А он рассказал мне, что у него есть кот.

Этот кот невидим, не прыгает, не бушует,
он не ловит мышей и не понимает слов,
но он всё-таки есть, хотя и не существует,
и в душе от него тепло. И вокруг тепло.
Я спросила “а можно мне тоже такого?”,
а он ответил – второго такого нет.
Но если хочешь, мы можем владеть им оба.
И я согласилась. И кот перешел ко мне,
хотя и частично. Мы не мешали друг другу,
мамин любовник, я и невидимый кот.
Мы просто жили, как у костра, по кругу
передавая фляжку с одним глотком.
И он не кончался. Но мама уже устала.
И про любовника мне говорила “тоска”.
Они перестали встречаться, потом расстались,
и я не знала, где мне его искать.
А кот остался. Мамин любовник с нами
когда ещё жил, говорил, что коты не теряются.
И это правда. Я это точно знаю.
А если кот остаётся – какая разница,
остаются ли люди. Призрачны их печали,
но вечны кошки. Печалям не выжить столько.
Я хочу, чтоб меня взяли на руки и качали.
Долго-долго.

@темы: чужое, но обо мне

16:27 

Хвилищевский ел клюкву, стараясь не морщиться. Он ждал, что все скажут: «Какая сила характера!» Но никто не сказал ничего. (c)
Я пишу в никуда, потому что никуда всегда отвечает, в отличие от всех остальных.
Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью.

(с) Лена Элтанг

@темы: чужое, но обо мне

00:06 

Хвилищевский ел клюкву, стараясь не морщиться. Он ждал, что все скажут: «Какая сила характера!» Но никто не сказал ничего. (c)
Я заблудилась в хаосе времённом,
И не найти обратного пути.
Я в чёрной стае белая ворона...
Мой век давно остался позади.

Меня же ветер, злой шутник, осколком
Занёс в иной, как странный артефакт
С душой, что мелет век, как кофемолка,
И голос мой звучит ему не в такт.

И каждый день: бежать и торопиться,
Сжигать себя, на мелочи крошить...
Я опоздала вовремя родиться.
А потому опаздываю жить.

(с) Елена Семенова

@темы: Чужое, но обо мне

Осенние мысли

главная